Синтетический наркотик Соль – опасность, последствия, лечение солевой зависимости

Наркотические вещества каждый день убивают людей. Препараты постоянно меняются, совершенствуются, изменяют внешний вид. В последнее время все больше можно слышать о дизайнерских (опиумных) наркотиках. Их также называют «Соль». Относятся к самым опасным веществам, быстро вызывающих зависимость и разрушающих организм на протяжении короткого промежутка времени. Лечение солевой зависимости относится к самым сложным. Это «бомба» ускоренного действия.

Купить наркотики просто, они доступные. Коварность в том, что Соль практически невозможно выявить в организме. Она является не просто стимулятором, но и эйфоретиком. Солевая зависимость ужасна, избавиться от нее практически невозможно без участия профессионалов. Если не обратиться вовремя за помощью, происходят необратимые психологические расстройства, повреждение головного мозга.

Опасные синтетические вещества впитываются слизистой оболочкой моментально после употребления

Видео

Почему это опасно

Опасные синтетические вещества впитываются слизистой оболочкой моментально после употребления.

Сейчас имеется более 60 видов наркотиков, отличающихся по структуре. Разработчики постоянно меняют их состав, чтобы обойти законодательные нормы. По внешнему виду наркотик на самом деле трудно отличить от соли (поваренной, для принятия ванной). Именно поэтому вещества получили такое название. Отличаются по употребления – их глотают в виде таблеток, нюхают, вдыхая пар, вводят в виде внутримышечных, внутривенных растворов. Действие напоминает кокаин, амфетамин. Солевая «эпидемия» приобретает катастрофические масштабы, ее последствия могут быть страшными.

Наркоманы называют такие вещества по разному: легалка, мэджик, скорость. К самым опасным веществам относится Мефедрон, о котором мы позже расскажем подробно.

Видео

Так в чем же опасность, спросят многие. В содержании катинонов (метилендиоксипировалерона, метилона, мефедрона) и алкалоидов, дополненных различными добавками. Часто изготовление происходит кустарным способом, поэтому точно неизвестно, что и в каком количестве содержится в наркотике. Доказано, что синтетические вещества наиболее опасные.

  1. Отличаются более продолжительным действием. При этом выводятся из организма сложно.
  2. Наркотики доступны, их можно без особых усилий приобрести в интернете или у дилера.
  3. Доступная стоимость. Для большинства Соль доступна. Даже детям. Ведь стоимость одного пакетика равнозначна двум порциям обеда в дешевых столовых.
  4. Быстрое привыкание. Наступает после одного-двух приемом.
  5. Последствия ужасны. Происходит быстрая деградация, стойкое нарушение психического состояния, разрушение всех органов и систем организма. Снижаются физические, интеллектуальные способности. Происходит постепенный отказ органов, наступает смерть.
  6. Многие солевые наркоманы заканчивают жизнь самоубийством.

Помните, это наркотик быстрого действия! Если вы узнали, что у близкого человека солевая зависимость, как можно быстрее начинайте действовать. Если упустить драгоценное время, можно не успеть исправить ситуацию.

Признаки наркомана, употребляющего Соль распознать несложно. После приема вещества человек моментально испытывает энергетический подъем, становится невероятно активным, испытывает эйфорию. Такие люди подолгу не спят, оставаясь при этом полными сил. Их привлекает такое «могущество». Состояние, напоминающее «марафон» длится несколько дней, недель. После этого поведение кардинально меняется. Начинаются приступы панического страха. Мысли сосредоточены на одном – как получить очередную «порцию». Наркоман превращается в агрессивное, раздражительное существо, не способное контролировать себя.

Также присущи такие признаки:

  • появление красных кровеносных сосудов на зрачках;
  • нарушение концентрации, логического мышления;
  • неестественный блеск в глазах;
  • неадекватное восприятие происходящего вокруг;
  • отсутствие аппетита;
  • отрывистая речь, больше напоминающая лепет;
  • равнодушие к внешности, проявляющееся неопрятностью;
  • заторможенное состояние;
  • неконтролируемые жесты, мимика;
  • подозрительность в постоянной слежке;
  • бредовые идеи, чередующиеся с манией величия, паническими атаками;
  • нарушение памяти.

Часто воздействие предсказать сложно. Одно известно точно – наркотик воздействует на весь организм человека. Требуется продолжительное лечение – с восстановлением физического и психологического здоровья. Первый этап – убедить наркомана в необходимости лечения. Это возможно сделать, обратившись к психологам наркологических клиник. Лечение проводится анонимно, дает положительные результаты. При условии своевременного обращения.

Чем опасен Мефедрон – модный наркотик «Мяу»

Теперь поговорим о наиболее опасном наркотике. На самом деле Мефедрон запрещен у нас, но для наркоманов это не преграда. Достать вещество можно у поставщиков или заказав в интернете.

sint 3

Относится к синтетическим наркотикам. Является мощнейшим стимулятором нервной системы. Бывает в двух видах – порошке и кристаллах. Оттенок вещества грязно-белый. Употребляется в виде таблеток, порошка, инъекций. Преимущество наркоманы любят принимать его в виде «бомбочек», заклеив в хлебные мякиши, салфетки. Или растворяют порошок в жидкости. Реже курят, нюхают, колются.

Наркотик называют по разному:Мяу, Магия, Меф, Кокаин для бедняка. Все названия сокращенные, от фразы MM Cathinone» - meow meow cat.

Синтетическое вещество появилось относительно недавно. Сначала его стали употреблять в Ирландии, Англии, затем он быстро стал набирать популярность в европейский странах. Дошел и до нас. В России Мефедрон можно быть купить легко, его позиционировали как легкий наркотик. С 2010 года российским законодательством введен запрет на вещество.

Как же он действует на человека?

После употребления возникает желание двигаться, танцевать, общаться. Наркотик действует как эмпатогены и стимулятор одновременно. Действие продолжается около двух-трех часов. Но состояние эйфории вызывает такой «кайф», что хочется его ощутить снова и снова. Постепенно дозировка увеличивается. Начинается проявление негативных действий – повышение потливости, тошнота, рвота, болезненность в животе, сжатие челюстей, отказ от пищи, бессонница

Психологическая зависимость – самое страшное последствие Мефедрона

Обычно утром такие наркоманы просыпаются с ощущением тревожности, тоски, полной апатии ко всему происходящему. Психологическая зависимость – самое страшное последствие Мефедрона. Первое «знакомство» с веществом обычно начинается в компаниях. Как правило, это небольшие дозировки, не вызывающие побочного действия. Но это ненадолго, организм требует «подпитки». Наркоманы в скором времени начинают кайфовать в одиночку, их раздражают шумные компании, вечеринки. Частота приемов зависит от количества имеющихся денежных средств. Многие постепенно переходят на инъекции. Следующий этап – навязчивые идеи, выходящие на первый план.

Последствия Мефедрона ужасны.

  1. Организм начинает функционировать на пределе своих возможностей. Происходит ускоренное физическое истощение из-за отсутствия аппетита, сна.
  2. Из организма вымываются такие важные минералы, как кальций, магний. Результат – выпадение волос, зубов, страдают суставы, начинается остеопороз.
  3. Начинается плаксивость, истерия, депрессия, провалы в памяти.
  4. Страдает поджелудочная железа, печень, кишечник, желудок. Это приводит к язвенной болезни, панкреатиту, циррозу.
  5. Длительное употребление вызывает галлюцинации, которые нередко заканчиваются гибелью или несчастным случаем.
  6. Сексуальное влечение снижается, постепенно сводясь к нулю. Поэтому многие наркоманы могут только разве что вспоминать о приятных ощущениях. Наносится непоправимый вред репродуктивной функции.
  7. Употребляя наркотики, сексуальные партнеры забывают о необходимости предохранения. Неиспользование презервативов увеличивает риск заражения инфекционными заболеваниями

Специалисты настаивают на том, чтобы наркозависимый должен лечиться в наркологическом центре. Никому не удавалось избавиться от Соли «силой волей». Немаловажен и реабилитационный период – со сменой обстановки, трудоустройством, поиском любимых занятий, адекватным общением.

Что говорит врачи-наркологи. С учетом сложности лечения солевой зависимости, которая дает положительные результаты в 37% случаев, лучшим лечением может быть только профилактика. Статистика неутешительна. Если десять лет назад синтетическими наркотиками «увлекались» наркоманы в возрасте от 35 лет, то сейчас возрастная категория «помолодела», сократившись до 14-16 лет…

Если психостимулятор принимать на протяжении долгого промежутка времени, наркоман начинает принимать другие препараты, так как стремится увеличить стимулирующий эффект. Обычно дополнительно употребляют героин, который помогает уменьшить двигательную активность, вызываемую Мефедроном.

Препарат запрещен не только у нас, но и Эстонии, Беларуси, Израиле, Финляндии, Швеции, Дании, Норвегии, Англии и некоторых других странах. В России сбыт, реализация, хранение наркотика, а также его ввоз на территорию государства, карается законом.

Лечение мефедроновой зависимости сложное. Неправильно было бы называть наркоманию привычкой. Это тяжелое заболевание, способно погубить любого человека, независимо от его социального статуса, возраста, стати, образования, профессиональной деятельности. Какие шансы на то, что они могут вылечиться? Шансы имеются всегда. Однако без врачебной помощи и помещения в стационарные условия не обойтись. Полный курс состоит из всех стадий медикаментозной детоксикации, реабилитации, после реабилитационного периода с дальнейшей социализацией. Важное условие – начать лечение как можно раньше. Даже после восстановления остаются последствия, проявляющиеся перепадами артериального давления, психозами, паранойей, учащением сердечного сердцебиения.

Рассказ наркомана, страдающего солевой зависимостью

Вадим сам позвонил нам, так как решил рассказать о своем нелегком пути. И предостеречь всех, кто решил попробовать наркотики Соль. Мужчина выглядит худым, изможденным, однако в его глазах читается уверенность в завтрашнем дне.

Рассказ наркомана, страдающего солевой зависимостью

- Я хочу посвятить свою исповедь родителям, которым пришлось пережить весь ужас со мной. Особенно маме, которая недавно умерла. Прости меня, мамочка…

Начну с того, что каждый не отказывается от получения бесплатной первой дозы наркотика. Но не все задумываются, чем чреваты последствия употребления новых стимуляторов. Тем более о том, что они убивают.

В Москве Мефедрон стал популярным в 2010 году. Те времена до сих пор вспоминают, как «мефедроновое лето». Наркотик захватил всех, так как по действию напоминает кокаин, но отличался доступной стоимостью. Да и в продаже его можно было купить легально. Первым стал предлагать «волшебный порошок», с известного ранее сайта, некто Алексей Энфилд. Никто никогда не видел его, не знал, как он выглядит, но слухи о нем ходили повсюду. Как и о его интернет-магазине «Лаборатория чистого разума». Изготавливали вещество самостоятельно, выставляя на продажу. Энфилдовский меф стал настоящим мерилом качества, на которое все равнялись.

Именно тогда я с другом Антоном буквально начал сходить с ума. Сначала мы попробовали синтетическое вещество, затем стали его взбесившимися фанатами, после чего стали работать в «Лаборатории чистого разума». Мы занимались доставкой заказов, которых в интернет-магазине было немало. Продукция называлась «закладками», имела вид неприметных пакетиков, напоминающих смятые сигаретные пачки. Работа довольно рискованная. «Закладки» приходилось оставлять, приклеивая скотчем к мусоропроводам, мусорным бачкам, трансформаторным будкам, под скамейки, где угодно. Мы все время были на чеку. Если чуяли, что что-то не так, скидывали «вес». Но платили солидно, с доплатой за риски. Мы с Антоном очень гордились своей сферой «деятельности». Боса никогда не видели, иногда вели переписку по электронной почте, правда очень редко. Было поставлено жесткое условие – мы не должны употреблять Мефедрон, только с его согласия. Мы буквально боготворили босса, представляли, как он выглядит на самом деле. Нам дали территории для сбыта вещества. Мне досталась западная часть Москвы, Антону – северная. Закладки развозили по адресам, которые приходили на электронную почту. Затем скидывали координаты операторам, текст звучал примерно так: «Адрес такой-то, напротив третьего гаража мусорный бак, снизу приклеена пачка товара весом один грамм». Операторы передавали координаты заказчикам, которые проводили оплату через электронный кошелек. Мы стали зарабатывать такие суммы, которые нашим сверстникам могли только сниться. По вечерам мы встречались, гуляли, ни в чем себе не отказывая. Бросили институты, стали врать родителям. Я не употреблял наркотик, но Антон делал это втихаря, утверждая, что шеф об этом не узнает. Он хотел накопить нужную сумму денег, переехать жить в какое-то европейское государство и даже в будущем начать писать книги. Так мы и жили, пока я не познакомился с тем, кто сделал нас счастливыми. Это было зимой. Мне от друга пришло письмо, где он сообщил, что я вечером должен встретиться с Энфилдом. Начал страшно волноваться. Почему он назначил встречу? Как перед ним выглядеть уверенно, какие вопросы он будет задавать? И почему только меня хочет видеть?

Наркотики – это вечный бизнес.

И вот стою, жду. Не едет. Может передумал? Тут подъезжает шикарная машина, приоткрывается дверца, слышится голос: «Садись». Глупо садиться в авто, будучи наркокурьерами, но я пробираюсь в затемненный салон. Машина тронулась. Не знаю почему, я в тот момент представлял себя супер дилером. Затем стал рассматривать Энфильда. Мужчина лет сорока, с аккуратно подстриженными темными волосами, приятной небритостью, модно одетый, с дорогим запахом парфюма. Он произносит, обратившись ко мне: «Расслабься, к тебе у меня претензий нет». Я соглашаюсь, кивнув головой, хотя на самом деле остаюсь в напряжении. Я не знаю, как мне с ним и о чем говорить: «У нас огромные планы по лаборатории», - продолжает шеф, «Будем создавать наркотики по новым формулах, которых еще не было на рынке. На этом всем. Я наберу тебя позже по телефону для подробной информации». Выхожу из машины, пытаюсь дозвониться другу, но его телефон молчит. Иду к нему домой. Он открывает двери, сердитый с бурыми кровяными корками над бровями и губами. Мы с другом не драчуны, поэтому я не скрываю удивления: «Что произошло?!». Он долго молчит, нервно водит глазами, потом отвечает: «Получил премию от начальника. Не понимаю, за что. Сел к нему в авто, нормально поговорили, потом как заедет мне в морду кулаком два раза. Ничего не объяснил, высадил меня. Сам не пойму». Я подвожу его к зеркалу, показываю на глаза: «Идиот, зачем курил перед встречей! Глаза тебя выдали – светлая радужка почти отсутствует, зрачки огромного размера. Ты что забыл, нам запретили принимать психостимулятор вроде Мефедрона». Антон отмахнулся: «Да ладно, хрен с ним». Мы выпили кофе с пирожными, поговорили о наших планах, мечтах. Покурили. Антон говорит: «В принципе правильно он мне врезал. Нормальный мужик».

Через месяц примерно шеф мне позвонил, назначил встречу. Оказалось, он на голову ниже меня. Он предлагает мне пройти с ним, соглашаюсь. Мы идем к зданию, попадаем в помещение, где босс показывает мне новая версию пировалерона под названием PV4, подчеркнув, что я «отношусь к его лучшим сотрудникам». Объясняет, что вещество относится к мощным галлюциногенам, является стимулятором, эйфоретиков, имеет сильное действие. Предлагает попробовать.

Представьте мою реакцию. Человека, влюбленного во все такое. Сердце начало биться учащенно, руки задрожали, захотелось закричать: «Да! Давайте!». Но сдерживаю себя, отвечая: «Только «дорожку» сами насыпьте, я дозировки не знаю».

Хочется тут отметить, что такая сдержанность является привязанностью, это еще не наркомания. До нее я пока не докатился. Энфильд отвечает: «Нет, мы сделаем укол. Ты должен прочувствовать всю его силу на себе». Тут же вываливает на стол все необходимое, успокаивает, что бояться нечего, готовит раствор, после чего вводит мне в вену. Затем толкает говоря: «Падай. Лови кайф». Я медленно опускаюсь на пол. Ощущение, будто с головой накрыла электрическая волна. Все клеточки тела наполняются невероятной радостью. Я не знаю, как мне быть, поэтому просто дышу, глубоко-глубоко. Потолок постепенно стал как будто растворяться, затем стены. Они переливались всеми цветами радуги. Все предметы начали делиться. Я ощущал все пылинки, слух невероятно обострился. Слышу голос шефа: «Это галлюцинации. Вокруг тебя находишься ты сам». После его слов стены с потолком стали зеркальными, они качались из стороны в сторону, и в них отражались все предметы. Затем пошли черные волны, похожие на нефть. И из них начали прорастать ветки. Они разрастались, окутали все тело, скользили легкой прохладой веток. Я любуюсь этим волшебством, и понимаю, с этого момента моя жизнь не будет такой как раньше. Это прекрасно… Мне глубоко наплевать, кто я. Мне нравится, что я ощущаю.

Я конкретно подсел, стал чувствовать себя особенным. Мы больше практически не общались с другом, все время я посвящал Энфилду. Он начал со мной обсуждать решения, идеи. Он стал мне нравится – своим юмором, перепадами настроения. До поры, до времени. А пока мы часто общались. Меня никто и ничто больше не интересовало.

Тут я хочу пояснить. На стадиях, когда наркоманы увлечены веществом, для них все перестает существовать. Их планы строятся под себя, обещания превращаются в пустые звуки. На этой стадии еще присутствует страх «привязанности», то ты уверен, что сможешь вовремя остановиться. Особенно, если есть рядом «умный» друг.

Я превратился в тень шефа. Стал копировать его жесты. Он держит меня в курсе о новых поступлениях «товара», я с радостью тестирую их. Я не замечаю, что мой друг Антон резко худеет, мне все по фиг. Антона бесит мое безразличие к нему, но мне не до него. Так закончился 2010 год. Затем пришла эра Спайса, Соли и других синтетических наркотиков. Сейчас такие вещества у нас официально запрещены, но слабо верится, что их ввоз контролируется Федеральной службой.

Но вернемся к рассказу. Новый год ознаменовался новыми курительными смесями, которые разработал биохимик Шульгин. Ими стали синтетические психотропные наркотики 2С. Стоили дешево, да и не всем нравились, поэтому босс решил их проигнорировать. Дела и так шли отлично, мы не успевали отвозить закладки «клиентам», отправлять поставки. Деньги гребли лопатами. Я стал замечать, что Энфилд выглядит неважно: стал раздражительным, постоянно озирается по сторонам, скрипит зубами, руки трясутся, постоянно расчесывает тело. Явные признаки наркомана «со стажем». Он сам признался, что ему необходим тайм-аут, иначе не выдержит. Он уезжает, не сообщим куда, оставив меня за главного в лаборатории. Вести дело оказалось сложно. Поступила плохая партия товара, от которой скончалось немало людей. Новость распространили средства массовой информации, о ней писали в интернете, показывали на телевидении. На синтетические наркотики открылась охота органами Государственного контроля. Начался хаос, паника. Я звонил шефу постоянно, но бесполезно, телефоны не отвечали. Я проклинал себя миллионы раз, что ввязался во все это. А что толку? Через пару дней отключаю свой телефон, ухожу в лес и сижу там несколько часов, не понимая, что делать дальше. Затем принимаю волевое решение. Вернувшись в лабораторию, заявляю: «Все, никаких заказов не принимать. Отвечать – мы никогда не продавали наркотики. Уберите с сайта все предложения о покупках, информацию о Спайсе, отзывы и прочее. Даже воспоминаний не должно остаться о том, чем мы занимались!. Я осознавал, что ежедневно мы будет терять до несколько десятков сотен рублей. Босс меня убьет. Меня начали терзать сомнения, правильно ли поступаю. Но тут поступила информация, что нескольких наших сотрудников словили с наркотиками. Сердце замерло, руки задрожали.

Знаете, существует золотое правило в наркобизнесе – если вас задержали с поличным, молчать в любом случае, брать вину только на себя. За групповой срок дадут больший, по сравнению с одиночным преступлением. Я понимал, что решение не отменю, сайт надо закрыть. А парням придется отвечать за содеянное.

Скоро мне стало становиться хуже. Началась жуткая паранойя. Полностью прекратилась дружба с Антоном, с которым мы не расставались с детства. Он жив, но выглядит ужасно, худющий, с постоянно треснутыми до крови губами, потухшим взглядом. Типичный образ наркомана. Он ненавидит меня и Энфилда, с тех пор как я стал любимчиком босса, а его отстранили от дела. Мне больно видеть его таким убитым, больным. Он подсел на героин…

Скоро вернулся Энфилд. Окрепший, посвежевший, уверенный. Он знает о том, что я предпринял и говорит: «Правильное решение. В моем стиле. Молодец. Я решил подарить тебе Лабораторию, сам сваливаю в Азию». Мы отмечаем событие в ресторане, затем безумство с наркотиками. Наутро возвращаюсь домой, вижу плачущую мать Антона и машину «Скорой помощи». На носилках человек, прикрытый простыней, по ногам понимаю, это мой друг. «Зачем вы его прикрыли», - спрашиваю в ужасе. Идиотский вопрос, но это так. Санитар отвечает: «Передоз. Доигрался парень». Сердце замерло, моего друга больше нет…

Слез нет, мыслей тоже. Я не отвечаю на телефон, по которому не перестает звонить мама. Я тупо брожу по улицам города. Может это врачебная ошибка, и сейчас я узнаю, что Антон жив? Неужели для него жизнь закончилась так рано?! Мне не верится, я не готов принять реальность. Я же только вчера видел его, и даже не поздоровался… Я никогда себе этого не прошу. Возвращаюсь домой. На душе невероятная пустота. Как будто все жизненные силы покинули меня.

Затем я пустился во все тяжкие. Наркотики сменялись алкоголем, и так по кругу. Энфилд попросил меня успокоиться, уверяя, что у наркомана три пути – смерть, тюрьма, больница. Я это понимаю, но не могу смириться, что моего лучшего друга больше нет. Я продолжаю катиться в пропасть, игнорирую все звонки. Шеф приходит ко мне и находит аргумент прийти в себя: «Ты должен помочь матери Антона, она осталась сама. Не будь размазней, включайся в работу». Ради нее я возвращаюсь в бизнес.

Понимаете, наркотики – это вечный бизнес. Люди употребляли их и будут и дальше это делать. Главное, чтобы они не пересекли черту. И в этом им должны помочь близкие люди. Идите к специалистам, психологам, куда угодно, но не сидите, сложа руки!

Через несколько лет на нашу лабораторию трудилось больше сотни людей. Шеф расширяет рынок сбыта. Появляются новые вещества, спрос постоянно растет. Я практически не бываю дома. Тяжелые времена наступили, когда ввели запрет на синтетические наркотики. Но мы продолжали торговать нелегально. Пока Энфильда не посадили в тюрьму. Его высчитали, знали где он будет находиться, в какое время.

Я прячусь, понимая, что меня могут взять в любой момент. От ужаса вкалываю большую дозу. Но паранойя становится еще больше. Только через сутки прихожу в себя. Любая зависимость – непростая штука. Ты попросту больше не принадлежишь себе. Для тебя больше ничего не существует, только наркотики. Я дошел до этого состояния. Полностью отгородился от мира, от всех, кололся куда попало, пока все вены не исчезли. Я не мог спать, есть, я не видел слез матери. Однажды в полудреме мне показалось, что со мной что-то происходит. Открываю глаза. Где это я? Высокий забор, кругом лес, здание. Меня ведут в холл, затем в комнату с идеальной чистотой. Напротив садится приятная женщина и начинает тихий разговор. Она нашла ко мне подход, я выговорился, открыл ей душу. Это был психолог. Родители не могли смотреть на меня и отвезли в наркологическую клинику. Я дал согласие на лечение. Тут я осознал, как нелепо убить себя в 22 года…

Первые дни я только спал, затем вернулся аппетит. Абстинентный сидром от Соли отличается по сравнению с ломкой от героина. Рвотного позыва нет, тело не корчится от боли, не текут сопли, отсутствует жар. Попросту понимаешь, что не в силах подняться, проснуться. И начинаешь проклинать то время, когда впервые подсел на психотропные вещества. После восстановления сил приходит непреодолимое желание употреблять. Неважно что, лишь бы было. Спасибо врачам, что помогли мне справиться с таким состоянием. Самостоятельно сделать это нереально.

В больнице я начал понимать, что ребята, отдающие последние денежные средства за мои закладки, катались по адской карусели. Большинство из них, скорее всего, умрут, не справившись с собой. Такая неизбежная реальность, такие страшные последствия. Я справился, я смог. Но какой ценой! И теперь хочу кричать на весь мир – стеклянную стену разбить невероятно сложно, но возможно! Мне это удалось.

Как поступить, когда наркозависимый отказывается лечиться

В первую очередь близкие люди должны четко осознать, что наркомания тяжелое заболевание, способно погубить любого. Это не прихоть, не привычка. А именно болезнь со страшными последствиями. Какие шансы на то, что наркоман может вылечиться, стать полноценным членом общества? Как помочь ему? Не оставлять его наедине с проблемой.  Редкое исключение – специфические психотропные препараты с так называемыми «точками невозврата», или ситуации когда зависимые деградируют до состояния «овощей», их тело не способно восстановиться. Если вы заметили у близкого вам человека, друга, коллеги по работе тревожные симптомы, не игнорируйте их. Он болен страшным заболеванием и находится в опасности. Он нуждается в помощи. Если ее не оказать, последствия трудно предсказать – вплоть до суицида, летательного исхода.

В первую очередь близкие люди должны четко осознать, что наркомания тяжелое заболевание, способно погубить любого

Больной, как правило, не будет обращаться к специалистам. Начнет все отрицать, с уверенностью утверждать, что ничего страшного, если надо, он бросит употребление по первому желанию. Многие попадаются на такую «удочку», теряя драгоценное время.

Принудительное лечение солевой зависимости, как и другого вида наркомании, в российском законодательстве запрещено. Выход один – уговаривать всеми возможными способами. Редко какой наркоман самостоятельно просит помочь ему. Лучше обратиться в специализированную наркотическую клинику, в которой работают специалисты-психологи, оказывающие помощь наркозависимым и их родственникам. Специалист даст рекомендации, как правильно убедить близкого вам человека согласиться на лечение. Мотивационные разговоры отличаются эффективность. Врачи, ежедневно работающие с наркоманами, знают все о специфике заболевания, какие аргументы привести больному, находят убедительные фразы для него. Как правило, 74% таких бесед приводят к положительному результату – больной дает согласие на помещение в наркотический реабилитационный центр. Если близкие вам люди отказываются посещать специалиста, психолога можно вызвать на дом. В любом случае, это будет единственным правильным решением. Зависимые всеми силами отрицают тот факт, что они находятся в зависимости от психотропных веществ, они всеми силами сопротивляются. Им необходима постоянная «подпитка», без которой из организм уже не может обходиться. Если не начать действовать, страшно даже подумать о возможном финале.

История наркоманки, которая сумела справиться с солевой зависимостью

История наркоманки, которая сумела справиться с солевой зависимостью

Надеюсь, моя история поможет многим. Не секрет, что женская наркомания труднее поддается лечению, по сравнению с мужской. Но мне это удалось. Это история о том, как я подсела на наркотические вещества, чем это для меня обернулось, и как мне удалось завязать с Солью. Я здорова уже четвертый год, но обо всем по порядку.

На наркотики я подсела в лет 16. Все как обычно – дурная компания, желание выделиться на фоне остальных, стать крутой и независимой. Действие мне нравилось – эйфория, всемогущество, секс с различными партнерами и партнершами. Не буду вдаваться в подробности, но я докатилась практически до состояния овоща. Однажды я находилась в состоянии детокса более трех недель. Мать не выдержала и вызвала людей, приехавших за мной. Я их знала, до этого уже лежала в реабилитационном центре. Ехали мы довольно долго, Сергей с Александром пытались со мной разговаривать, чтобы отвлечь от мыслей, роящихся в моей дурной голове. Состояние было ужасное. Мне казалось, что я раздвоилась – один человек кричал: «Торчи дальше! Не лишай себя офигенного кайфа», второй пытался вразумить: «Все, хватит. Завязывай, иначе закончишь плачевно».

Александр задал вопрос: - И какой у тебя уже стаж наркоманки?

- Я не наркоманка.

- Но ты же потребляешь.

- Просто мне нравится кайфовать. В любой момент сама прекращу, это несложно.

- Ну да, все мы так когда-то говорили.

Парень засмеялся, и я поняла, что он с другом не специалисты, а бывшие наркоманы, сумевшие избавиться от зависимости.

Видео

Мы выехали за черту города, поехали по лесной зоне. Вдалеке замаячил симпатичный двухэтажный особняк, с кривой территорией. В глаза бросались решетки на окнах. Мы зашли в помещение. Навстречу вышло двое мужчин, один из которых был реабилитантом, а второй психологом, специалистом по длительным ремиссиям. Место оказалось уютным, по сравнению с тем, в котором мне пришлось лечиться ранее. Бывшая лечебница имела грязные стены, в ней дурно пахло, лежало много алкоголиков, наркоманов со стажем. Меня проверили, не имею ли при себе наркотические вещества. ПАВ у меня не было, поэтому я отправилась на консультацию к психологу. Приехали мои родители. Затем начались тяжелые дни. Когда ты не можешь заснуть, отказываешься от пищи. И невыносимо хочешь курить, чтобы забыться обо всем на свете, получить кайф, наслаждение. Затем полегчало, но напала невероятная апатия. Я попросила, чтобы меня определили в семью. Так называются специальные группы реабилитации. Я переехала и начался мой путь к выздоровлению. Сначала произошло знакомство со всеми, я сидела в центре и рассказывала свою историю, что употребляла, как вообще докатилась до такого состояния. Меня спросили: «Зачем ты тут, что хочешь получить от реабилитации?». Я ответила просто: «Помогите мне стать нормальной». Мне давали задания. Много заданий, как никак прожила в Семье полгода. Главное, не уйти оттуда раньше. Это приводит к повторному срыву, ты попросту не вылечишься полностью.

Такие группы реабилитации бывают разными: терапевтические сообщества, полу-мотивационные, мотивационные. Я попала в среднюю. Но хочу немного рассказать о особенностях каждого центра.

Мотивационные считаются самыми жесткими. Человек буквально сидит «на веревке», есть еду из мисок на полу, ходит в рваных нарядах, таскает тяжести (рюкзаки с камнями, шины машин, батареи и так далее), живет в подвале, спит на жестком матрасе. И другие ужасы.

«Все, хватит. Завязывай, иначе закончишь плачевно»

Терапевтические сообщества мягкие. Все проходит на уровне общений.

Полу-мотивационные напоминают терапевтические, но дополнены мотивациями. Именно в такую группу попала я. По приезду у меня сразу забрали телефон. Сначала расстроилась – как без него, чем буду заниматься? Скучать однако не пришлось. Расписание четкое, ни минуты свободного времени. Поднимали нас в восемь утра. Важно было аккуратно заправить кровати, иначе не избежать наказания. Затем гигиенические процедуры и бегом на зарядку. Затем завтрак и мотивация, в которой мы записывали в свои дневники то, о чем думаем, что чувствуем. На каждое мероприятие необходимо написать по три размышления. После небольшого перерыва начались утренние собрания. На них обговаривали все, что произошло в предыдущий день, какие жалобы на кого поступали, кто ругался матом и так далее. Уставшие мы оправлялись убирать помещения, территорию. Мыли все идеально – от полов, подоконников до раковин, унитазов. Следующими по расписанию были тренинги с психологами, написание тестового последствия или спортивные занятия. Вообще, распорядок был таким, что ни минуты не оставалось на размышление. Темп настолько бешеный, что вечером сваливались как убитые. Какие там наркотики! Не до них было. Да, забыла написать, еще бывали «кухонные дни», когда ты целый день мечешься, что-то нарезаешь, моешь, подаешь, и при этом надо успеть написать задания.

Отдельно хочу рассказать о занятиях с психологом. Они проходили три раза в неделю. Проводились как индивидуальные, так и групповые беседы, а также гипноз, медитации. Очень нравилось, когда вводили в состояние транса. После этого на самом деле становилось легко, свободно. Много расспрашивали об отношениях с родителями, как я стала наркозависимой, что меня к этому толкнуло. Затем специалист делал психологический портрет, описывал динамику моей реабилитации. Все это пересылали родителям для ознакомления. С ними также проводились занятия, направленные на устранение созависимости (состояния, которое формируется у людей, проживающих с зависимыми от алкоголя или наркотиков людьми).

Мне не все нравилось там. Мне казалось, что это напоминает тюремное заключение. По ночам я горько рыдала и считала дни, когда выйду оттуда. Но, когда «срок» подошел к концу я всплакнула, мне стало страшно, как у буду жить в социуме, что со мной дальше будет. Пока я лечилась по моему дело продолжалось следствие. По возвращении домой было назначено судебное заседание (через три недели). Я этого тоже очень боялась, но это совершенно другая история.

Скажу точно, я смогла выжить. Не сорвалась. Записалась в сообщество «Анонимных наркоманов», где всем рассказываю, что вылечиться от солевой зависимости возможно! Призываю вас, никогда не пробуйте наркотиков, даже не начинайте. Помните – одна доза сначала довольно сильная, затем вам будет недостаточно даже сотен доз.

Секс под солью – опасность

Синтетические вещества признаны одними из самых опасных наркотиков. Соль действует наподобие амфетамина и кокаина. При этом привыкание наступает буквально после приема одной дозы. Употребление таких веществ вызывает деградацию личности, разрушает внутренние органы, приводит к истощению. Молодежь нередко использует наркотик Соль для усиления полового влечения. Не предполагая, какие страшные последствия чреваты таким «кайфом». Секс под солью опасен, последствия его ужасны.

Секс под солью опасен, последствия его ужасны

Данные статистики неутешительны. Примерно 34% мужчин, которые занимались сексом под воздействием синтетического вещества, становятся импотентами. Расплата за такое пристрастие – не достижение оргазма в 55 случаях. Не меньшая опасность употребления и для женщин. Под влиянием синтетических наркотиков они испытывают проблемы при половом акте – от раздражения, дискомфорта до болезненных ощущений. Вернуться к полноценной сексуальной жизни возможно только тогда, если полностью излечиться от наркотической зависимости.

Нельзя недооценивать опасность Соли для секса. Синтетические вещества опасно тем, что их состав изучить практически невозможно. Производители постоянно меняют в них ингредиенты, формулы. На рынке появляются новые наркотики. Кроме быстрого привыкания на протяжении короткого времени сажается здоровье. До такой степени, что наркоманы быстро превращаются в немощных инвалидов. Ущерб наносится психической системе, половой сфере. Обычно человек начинает употребление психотропных веществ, когда хочет добиться успеха в чем-либо, стать лучше других. Результат вызывает разочарование – вместо ожидаемого наступает упадок сил, депрессия, уныние. О каком полноценном сексе может идти речь в таком состоянии?

При попадании в кровь вещества начинаются изменения в гормональном фоне. У мужчин пропадает эрекция, он ни на что не способен. Даже если что-то и начнет получаться, оргазм не наступает, близость превращается в настоящий ад, мучение. Если употреблять Соль на протяжении длительного времени, можно не сомневаться, что зависимый станет импотентом. Стоит также напомнить, что в таком состоянии можно «в подарок настоящий букет» заболеваний.

Сексуальное влечение при употреблении Соли не увеличится. Наоборот, такое пристрастие приводит к тому, что можно навсегда забыть о сексуальной жизни.

Если не начать своевременное лечение, придется заплатить за удовольствие ужасной ценой.

  1. Употребляя синтетические вещества, сексуальные партнеры забывают о необходимости предохранения. Это сильно увеличивает риск заражения инфекционными заболеваниями, ВИЧ-инфекцией. Человеку без разницы, заболеет он или нет. Он даже не думает о последствиях. Женщины часто в состоянии наркотического опьянения беременеют. Результат – рождаются ни в чем неповинные малыши, зараженные инфекцией.
  2. Чем больший «стаж» употребления, тем меньше шансов на получение удовольствия от половой близости. В результате агрессивность, апатия, ярость увеличивается, что сказывается на отношениях с близкими.
  3. Сексуальное влечение резко снижается. Постепенно многие наркоманы только вспоминают, как это выглядело на самом деле.
  4. Наносится непоправимый вред репродуктивной функции.

Если раньше солевая зависимость практически не поддавалась лечению, то сегодняшние уникальные методики дают положительную динамику. Своевременное обращение за помощью – шанс на выздоровление и получение радости от секса.

Лечение возможно только с комплексным подходом

Вылечить наркоманию можно действую методично и целенаправленно

Первый этап направлен на снятие ломки. Состояние для больного невероятно опасное, сопровождается невыносимыми мучениями. Именно поэтому наркоман не может прекратить употребление, чтобы не ощущать всего происходящего ужаса. Лоску возможно снять только с помощью специалистов наркологической клиники. Важно объяснить наркозависимым, что врач придет на помощь..

Стоит отметить, что в таком состоянии люди способны совершать необдуманные поступки, вплоть до криминальных действий. Для получения  желаемо такие люди могут начать грабить, выносить из дому все ценное и даже совершить убийство.

Но, если наркоман осознает, что облегчение наступит без того, чтобы подвергать себя опасности, он даст согласие на снятие абстинентного синдрома, подтвердив о своем намерении пройти лечение от зависимости. Это хорошо тем, что в таких заведениях имеются специалисты высокого уровня смежных профилей, благодаря чему восстановление становится эффективным. Для всех пациентов подбирается индивидуальная схема лечения, с учетом интенсивности приемов синтетических веществ, имеющихся болезней. В дополнение назначают комплексное терапевтическое лечение. В спецзаведениях имеются опытные психологи, которые проводят с пациентами мотивационные беседы, групповые и индивидуальные занятия.

После того как состояние приведено в норму, начинается проведение глубокой, серьезной работы над психическим состоянием больного. Под наблюдением специалистов пациенты разбираются в причинах, вызвавших наркоманию. Затем подбираются способы их устранения.

Восстановительный (реабилитационный) период направлен на принятие всех правил жизни, необходимых в социуме. Без прохождения этого этапа невозможно полноценное лечение и дальнейшее существование в социуме. Одновременно проводятся как групповые, так и одиночные занятия, где у человека имеется возможность рассказать наболевшее, раскрыться, выговориться, излить душу, научиться поддерживать друг друга. Такие занятия учат делать выводы на ошибках других, радоваться успехам, соболезновать. Происходит постепенное полное избавление, хочется жить по-новому.

<Излечившийся наркоман смотрит на жизнь в другом ракурсе. Постепенно он налаживает эмоциональную, духовную, социальную, биологическую сферу жизни. Организм больше не требует наркотических веществ.

На этапе реабилитации пациенты подготавливаются к тому, чтобы вернуться в социум, имея устойчивые навыки. Большинство повторно не срывается. Если доводы в необходимости лечения остаются и дальше неубедительными, послушайте историю наркоманов. Им пришлось пережить настоящий ад.

Ад, из которого невозможно вырваться

- Ребята, не повторяйте наших ошибок! Мы побывали в настоящем аду, без преувеличений! Каждый день можно прочитать полицейские сводки о том, что схватили очередного продавца наркотиками или закрыли какой-то наркоканал. При этом в Ютубе масса роликов о ребятах, которые употребляют психотропные вещества. Самое ужасное, что те, кто не столкнулся с подобной проблемой, уверены, что она их не коснется, наркозависимость это не про них. Но те, кого она коснулась, знают, что она притаилась практически за каждым углом. Мы наркоманы, которые проходят лечение. И больше всего хотим, чтобы это не повторилось в нашей жизни.

Ребята проживают сейчас в уютном двухэтажном коттедже, расположенном за городом. О нем знают немногие, те, кому пришлось пройти все круги ада, употребляя Соль. Те, кто решил раз и навсегда избавиться от зависимости. Специалистам и волонтерам этого реабилитационного центра уже удалось спасти не одну жизнь. При этом специалисты уверяют, что выздороветь удается не каждому. По статистике из 10 человек полностью перестают употреблять наркотики только 4 человека. Причем только двое из них полностью становятся полноправными членами общества. Ребята начинают рассказывать.

- Мы здесь можем проживать шесть месяцев. Лишены мобильных телефонов, телевизоров, доступа к интернету. Это сделано для того, чтобы мы были полностью ограждены от старых связей, компаний. С нами работают наркологи, психологи. А волонтеры не покидают нас круглосуточно, многие из них бывшие наркоманы. После этого нам предстоит пройти ресоциализацию. То есть мы вернемся домой, но с нами будут продолжать работать, помогут в трудоустройстве.

Некоторые ребята уже скоро отправятся домой. Послушаем, что каждому из них пришлось пережить.

- Я начал употреблять Соль в 14 лет. Мы в тот день с товарищем скучали во дворе. От нечего делать залезли в интернет, чтобы найти что-то новенькое. Не знаю как это вышло, но ввели в поиск: «Купить спайс». Через три часа мы уже курили. Так все началось. Но я всегда увлекался психологией, это мне помогло быстро осознать, что стал наркозависимым. Хотя противостоять зависимости было нереально сложно. Лечился в нескольких центрах, выходил, и все начиналось заново. Пару раз из-за распирающего чувства вены резал вены. Затем начал встречаться с девушкой, влюбился. Врать не умею, поэтому честно сказал, что зависимый. Она не отказалась от меня, я обещал завязать. Четыре месяца не принимал. Мы поженились, провели медовый месяц в Турции. А по возвращении я не удержался и опять подсел. Жена долго пыталась помочь мне, потом не выдержала, ушла. Я надеюсь вылечиться и не теряю надежды вернуть ее. Поэтому я здесь. Если мне тут не помогут, жизнь не будет иметь больше смысла.

Николай, 21 год

У меня отличная семья. Отец – подполковник, мать – учительница. Я единственный ребенок в семье. В 19 лет попробовал Мефедрон. Понравилось, чувствовал небывалый прилив сил, энергии, мог не спать несколько суток. Поначалу не понимал проблемы. Был уверен, что все безобидно, и при первой возможности брошу привычку. Я работал официантом в одном престижном ресторане. После очередной дозы мог работать сутками без устали. Поэтому зарабатывал больше по сравнению с остальными. Но все уходило на наркотические вещества. Пока не начались проблемы с законом и здоровьем. В тюрьме пробыл 2 года, думал завязал. Но это не так. Я стал употреблять еще большие дозы, и через полгода чуть не сошел с ума. Начал страдать манией преследования, издевался над близкими, друзьями. Перед тем как попасть в этот центр, я мог просто уколоться в машине и лежать там по несколько дней. Единственное, для чего я выходил – найти новые дозы. Теперь моя цель – полностью избавиться от зависимости. Если не получится, понимаю, что погибну. Другого не дано. Очень хочу иметь семью, детей. Но пока я не могу брать ответственности за других, стараюсь об этом не думать. Чувствую себя как древний старик. Сам виноват, что докатился до такой жизни…

Александр, 30 лет

Я начал увлекаться Солью в 13 лет. Приехал на каникулы к бабушке, подружился с ребятами 16-19 лет. Сначала мы употребляли алкоголь, потом мне предложили наркотик. Мне все это казалось интересным, новым. Два года я был уверен, что колоться не начну. В итоге сделал первую инъекцию в 15 лет. К 22 годам понял, что уже не могу обходиться без наркотиков. Со мной перестали общаться старые знакомые, я начал слоняться по притонам. Начался кромешный ад.

Два года назад меня в буквальном смысле принесли на руках в клинику, самостоятельно передвигаться был не в силах. Я поверил врачам, начал лечение. Затем пришла вера в себя. Сейчас я здоров, и работаю волонтерам, показывая на собственном примере, что от зависимости избавиться можно. Стоит только этого захотеть.

Юрий, 25 лет

Подведем итоги

Бывших наркоманов не существует. Стоит понять, что это хроническая болезнь, с которой придется бороться всю жизнь. Пациент должен это принять, осознать. Ведь люди живут с различными хроническими заболеваниями. Уяснив это, можно обрести веру в себя. Важно только придерживаться правил – поддерживать разговоры с теми, кто смог победить привычку, посещать собрания, отказаться от вредных привычек. Одним словом, стремиться жить по-новому.

Если зависимый не в состоянии самостоятельно себе помочь, близкие должны взять на себя всю ответственность. На кону не только его здоровье, но и жизнь.

Устроив близкого человека в реабилитационный наркологический центр, можно не сомневаться в успехе. Зависимость от Соли считается самой сложной. Но нет ничего невозможного. Главное, не довести себя до такого состояния, когда исправить что-либо будет уже поздно. Действовать надо быстро, сейчас, с этой минуты!

Видео

Фотогалерея

gal pic

Мы часто проводим выездные мероприятия для прооходящих реабилитацию

почему мы?

Не эксплуатируем труд участников
Индивидуальный подход к каждому участнику программы
Не применяем дорогие препараты и ненужные процедуры
Помощь с ограничением по суду

Наши контакты

8-800-500-28-13

г.Краснодар, ул.Длинная 227


Заявка на консультацию
map expand icon